Заложники системы. Почему две трети россиян не имеют сбережений

Источник: forbes.ru

Опрос Левада-центра в мае показал, что две трети россиян не имеют сбережений. Это не случайная цифра, а устоявшийся макроэкономический параметр, который в России, даже заглядывая в прошлое, никогда высоким и не был. Примерно те же показатели исследователи отмечают уже 10 лет, фактически с того времени, когда у нас закончился экономический рост в 2008-2009 годах.

Первая причина того, что большинство россиян не сберегают, — их низкие доходы. В 1990-е годы они падали, и у большинства семей не было возможности откладывать деньги и размещать их на банковских счетах, покупать недвижимость или ценные бумаги. В 2000-е годы доходы стали быстро расти, но даже тогда процент семей, у которых оставались деньги на сбережения, был небольшим. Дело в том, что у нас начался потребительский бум и люди покупали то, что не могли себе позволить в 1990-е годы. На сбережения оставалось средств немного, но люди массово стали брать кредиты. А вот когда в 2008-2009 годах начался экономический кризис, о сбережениях речи уже не могло быть по объективным причинам: реальные доходы перестали расти, а последние годы они, как известно, понемногу падают.

Вторая причина — сформированная в 1990-х модель финансового поведения. Тогда свободных денег почти ни у кого не было из-за встрясок начала 90-х годов, а затем августа 1998-го года. Лишь в 2000-е годы вместе с ростом доходов вроде бы появилась возможность сберегать, но, как я отметил выше, и этого массово не произошло. А ведь чтобы чему-то научиться, нужно в этом попрактиковаться, а у большинства наших граждан такой возможности так и не появилось.

Пожалуй, единственным реальным шансом для формирования сберегательной модели поведения было введение в 2002 году обязательной накопительной пенсии. Эта новация была интересна не столько в финансовом, сколько в социальном плане. Это была возможность обучить очень большое число людей, хоть и на небольших деньгах, самостоятельному финансовому (сберегательному) поведению. Человек мог отправить деньги в частную управляющую компанию или остаться по умолчанию в государственной управляющей компании, а затем и самостоятельно выбрать негосударственный пенсионный фонд. Но обязательный накопительный элемент, только-только начавший набирать обороты, был фактически ликвидирован в 2014 году, а с ним в глубокий кризис погрузилась и вся пенсионная система.

Кстати, цифры показывают, что даже те люди, у которых есть сбережения, в основном накапливают очень небольшие суммы — несколько десятков тысяч рублей. Что это значит? Что цель сбережений у большинства — «на черный день». Например, если кто-то умер и нужно обеспечить похороны, или человек заболел и надо платить за его лечение. Это вроде бы сбережения, но их размер настолько мал, что не позволяет, в частности, обеспечить собственную старость, купить автомобиль и даже поддержать выплаты по ипотеке. Только у 10% населения есть более-менее приличные суммы, которые действительно становятся частными инвестициями — в банковские счета, ценные бумаги, недвижимость и т. д.

Бедная страна, высокие запросы

Что должно измениться, чтобы люди более активно стали участвовать в инвестиционной политике своими сбережениями? Если мы посмотрим на макроэкономику, то ответ простой. Нужно, чтобы Россия перестала быть бедной страной.

В чем наша проблем сейчас? Материальные запросы с точки зрения потребления у все большей части населения по мере смены поколений становятся вполне европейскими. Мы хотим жить, как живут немцы и французы, и не хотим жить, как в Советском Союзе.

Простой пример. У пресс-секретаря президента недавно вызвала недоумение цифра из доклада Росстата о том, у трети семей нет денег на покупку каждому члену домохозяйства двух пар подходящей по сезону обуви (по одной на каждый сезон). Но это простая вещь. Откуда эти две пары появились? В опросе у людей спрашивали, что считать нормой. И они в своем большинстве ответили, что в нашей стране (где есть и зима, и лето) норма — это иметь как минимум две пары обуви. А если у вас одна пара, то это дискомфорт, ощущение, что вы лишены чего-то жизненно важного.

Потребительская модель нашего среднего человека стала вполне европейской, а вот денег на то, чтобы эту модель реализовать, в нашей бедной стране явно не хватает. А почему денег не хватает? Потому что у нас отсталая экономика, потому что на большинстве рабочих мест маленькая зарплата. Чтобы получить приличную зарплату и осуществить европейский стандарт потребления, нужно быть занятым в сфере добычи полезных ископаемых (в условном «Газпроме») или в финансовом секторе. Но там работает меньшинство, а большинство людей трудится с утра до вечера, не ленится, не отлынивает и не получает за это приличных денег. Особенно тяжело, если у вас есть дети в семье. У нас, согласно опросам, более половины семей испытывало финансовые сложности во время сбора ребенка в школу к 1 сентября. О каких сбережениях тут может идти речь?

Более того, из-за снижения реальных доходов, что происходит во многом благодаря экономической стагнации, многие семьи не могут отдавать взятые ранее кредиты. Поэтому, в свою очередь, растет и кредитная задолженность населения.

К реформе государства

Пока мы не будем страной с современной экономикой, пока типовой российский работник не начнет получать зарплату европейского уровня, ничего не изменится. А для этого нужна прежде всего реформа государства как общественного института. Например, очевидно, что нужно радикально улучшать инвестиционный климат. Но об этом с самых высоких трибун говорили и в 1990-е, и в 2000-е годы. Ничего не меняется. Более того, идет постоянное ухудшение инвестклимата. Почему это происходит? Потому что государство занято не тем, чем оно должно быть занято в успешной стране с развитой экономикой и качественной жизнью, обеспеченной большинству.

Пример из нашей действительности. Чтобы взять тот же кредит или ипотеку, я должен быть уверен, что через 10-20 лет моя личная финансовая ситуация не поменяется в худшую сторону, а в нашей стране пока такой уверенности очень мало и становится все меньше. Тут мы упираемся в институциональные, очень мощные корни всей этой системы. Имеющиеся проблемы — это всерьез и надолго. Две трети россиян без сбережений — это один из неотъемлемых признаков существования той неэффективной системы государственных институтов, которая имеется сейчас в России.

Наше государство не заинтересовано в реформах. Вместо этого оно — в результате увеличения налогового бремени, экономии на социальных программах — скапливает большие запасы средств. У нас есть профицит бюджета, растущий Фонд национального благосостояния. Но государство скапливает эти деньги не для нормального инвестпроцесса — когда вкладывается частный бизнес или физлицо с его сбережениями. По факту у нас инвестор один — само государство. Оно собирает деньги, а потом решает направить их на очередную мегастройку или на поддержку Венесуэлы или «ДНР/ЛНР».

Государство, безусловно, нужно, но оно не должно быть главным инвестором и главным собственником в экономике. Его нужно перестраивать. Алексей Кудрин неоднократно говорил, и я с ним согласен, что главная реформа, с которой нужно начать, — это реформа государства. И это не только реформа исполнительной власти. Она включает в себя и судебную систему, и правоохранительные органы. Реформы в других сферах, если они не будут сопровождаться реформой государства, не дадут эффекта. Это, кстати, хорошо видно на упомянутом примере с судьбой обязательной накопительной пенсии.

Начнутся ли необходимые реформы? Пока признаков этого не видно. Но, как говорится, никогда не говори «никогда».

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.