Atlantic Council (США): медленное, но последовательное удушение Украины происходит на наших глазах

Война России против Украины длится уже шестой год. Но многие до сих пор отрицают истинную природу этого конфликта. До сих пор существует распространенное международное нежелание признать глобальное значение вторжение Владимира Путина на украинскую территорию. Это приводит к возникновению смягченной риторики, которая размывает линии между жертвой и агрессором.

Этот «страусиный» подход к новому российскому империализму можно было наблюдать во время визита министра иностранных дел Германии Хайко Мааса в Киев. Немецкий дипломат призвал «все стороны приложить усилия для деэскалации». Мааса, очевидно, не тревожит абсурдность призывов к Украине, чтобы она постаралась «свернуть» ее собственное расчленение чужой армией.

Безусловно, это много говорит о нынешнем политическом климате, в котором один из самых влиятельных дипломатов Европы считает нормальным приехать в столицу страны, которая борется за свою жизнь, и читать ей лекции о модернизации. Он не один такой.

С самого начала вторжения России на украинскую территорию весной 2014 года международные призывы «к обеим сторонам» пойти на деэскалацию стали удручающей нормой диалога вокруг войны. Фактически они стали дипломатическим эквивалентом обвинения жертвы в ее бедах.

КонтекстОбозреватель: Украина хочет перейти на латиницуОбозреватель29.01.2019Главред: стоит ли Украине признавать новую власть Венесуэлы?Главред29.01.2019Bloomberg: президентская гонка на Украине будет увлекательнойBloomberg26.01.2019Bild: наступит ли наконец мир на Украине?Bild26.01.2019На самом деле Россия должна понести ответственность за нынешнее состояние дел. Хотя мало кто верит отрицаниям Кремля собственной непричастности к кровопролитию на Украине, те из них, кто имел наиболее правдоподобный вид, создали достаточное ощущение неоднозначности, чтобы замутить воду. То, что должно восприниматься как явный случай первого вторжения в Европе со времен Второй мировой войны, исчезло из заголовков, как нежелательная и неясная проблема, по которой нет согласованной позиции.

Лживая версия о том, что российское вторжение на Украину — это лишь небольшая «пограничная стычка», не заставит войну закончиться. Наоборот, Кремль готовится к длительной кампании. Он закончил развертывание новых военных баз вдоль украинской границы и построил новые железнодорожные пути для военных логистических потребностей. Все это указывает на подготовку к новым наземным операциям против Украины. На протяжении последних месяцев Москва также укрепляла свою хватку в Азовском море и у юго-восточного украинского побережья, а также пыталась окружить соседнюю страну, увеличив российское военное присутствие в Белоруссии.

Медленное, но уверенное удушение Украины происходит просто на глазах. Почему все это не вызывает жесткого международного ответа? Отказ Запада признать масштабы российских империалистических амбиций на Украине — это не только результат хитростей гибридной войны и умышленной геополитической слепоты. Это еще и следствие невежества и неправильных представлений. Степень оскорбленности России из-за падения ее статуса после распада СССР не понятна современной западной аудитории, которая думает, что россияне в большинстве своем разделяют западные ценности.

Большинство жителей Запада выросли с представлением о том, что империи погибли, и они не допускают обратимости этого процесса. Мало кто догадывается о том, что современные россияне действительно готовы пожертвовать своими стандартами жизни и наплевать на себя ради архаичных колониальных завоеваний.

Внешнее понимание Украины еще более ограничено. С 1991 года Запад не смог осознать чрезвычайные геополитические последствия украинской независимости и относился к Киеву как к незваному гостю. В редких случаях, когда Западу приходилось обращать внимание на Украину, он обычно смотрел на страну через искривленную призму российских выдумок. Это породило чрезмерную осторожность, которая лишила Киев такого сотрудничества, которое получили страны бывшего Восточного блока в Центральной Европе и Балтии.

Поражает то, что даже сейчас, после двух демократических революций и пяти лет войны за шанс на западную интеграцию, Украина до сих пор застряла в статусе постсоветской «ничьей земли» без дорожной карты к членству в НАТО и Евросоюзе. Призывать Украину к компромиссу с российским захватчиком — это не только низко с моральной точки зрения, но и глупость в стратегическом плане.

Запад уже оказался в состоянии новой холодной войны с Москвой, корни которой прорастают из Украины. Пока война на Донбассе не закончится, конфронтация будет усиливаться. Со дня первой атаки против Украины Россия расширила свою враждебную активность на многих фронтах: от вторжения в Сирию до вмешательства в выборы президента США в 2016 году. Африка теперь тоже становится театром действий новой холодной войны в то время, как работа Кремля над подрывом демократических процессов по всему Западу не утихает. И вместе с тем, все дороги все равно ведут в Киев.

Гибридная война Путина на Украине остается эпицентром глобального конфликта. И борьба сейчас входит в новый решающий этап. Киев готовится к президентским и парламентским выборам, на которых он предположительно закрепит свой исторический разворот в сторону евроатлантической интеграции. Появление очередного прозападного президента в Украине, а также проевропейского парламента станет сокрушительным ударом для российских империалистических амбиций. Поэтому Кремль может решиться на особо агрессивные меры.

Перед перспективой понижения от «крымского героя» до роли человека, который навсегда потерял Украину, Путин может подумать, что его режим не переживет такого фиаско. Именно поэтому международное сообщество должно послать Кремлю правильный сигнал прямо сейчас. В ближайшие месяцы любые разговоры о «прекращении эскалации всеми сторонами» нужно заменить на четкую и однозначную поддержку Украины в ее обороне против российской агрессии. Москве нужно показать, насколько болезненными будут последствия, если она решит снова проверить западную решительность и украинскую выносливость.

Новая холодная война — это прямое следствие всех попыток Запада задобрить Москву и избежать неприятной реальности реваншизма России с 2014 года. Манеру выдавать желаемое за действительное нужно заменить ясностью, которая помогла победить в первой холодной войне. Нельзя ставить знак равенства между украинским сопротивлением и российской агрессией. Если Россия прекратит воевать, война закончится. Если Украина сделает это, не будет никакой Украины.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.